Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

(no subject)

Моя мама сказала мне недавно, что мой муж послан мне свыше. Я согласна, но добавила бы что и мама и папа, сестра, многочисленные родственники и друзья тоже, безусловно, посланы свыше. Мне очень повезло.
Collapse )
promo zelni july 12, 2013 23:56 62
Buy for 350 tokens
Дверь захлопнулась. Я оказалась в мрачном, полутемном коридоре. Было тихо и пусто. Около одной из дверей сидела санитарка. Я подошла к ней. - Положили тебя? Что случилось?- спросила она меня. - Да, понимаете, я влюбилась, решила бросить институт, а родители меня вот, запихнули в психушку,- завела…

Учеба

Учиться очень сложно, но и я понимаю как это нужно. Мозги, безусловно, совсем не такие, какие они были в юности, молодости. Помню мне было достаточно сидеть на лекциях, чтобы что-то на четверку-пятерку понимать. Сейчас посещения вообще не достаточно, следы, которые остаются в памяти слишком незначительны, обязательно надо повторять, что я то делаю, то нет. Предметов много, надо успеть там и там, кажется что я совсем глупая, но общаясь, понимаю, что такая проблема у многих моих коллег, которые примерно моего возраста.

Collapse )

Одноклассники

Моей учительнице исполнилось 70 лет и она сказала, что желает видеть весь наш класс и стихийно все решили собраться. В Омске конечно. Тут же создали общий чат с невероятно милым общением и теплой атмосферой.

Collapse )

Относительно

У меня возникла большая проблема, которая именуется легкая эндогенная депрессия. К врачу я пришла со слезами: спасите, помогите, что угодно сделаю, пусть это пройдет. Он поставил диагноз и вроде бы слегка, а для меня существенно, изменил схему лечения.

Collapse )

Что-то такое витает в воздухе

Безусловно, я очень хорошо помню свой последний срыв, поэтому выучила три простых правила, чтобы не заболеть: слушаться врача, принимать лекарства, не пить алкоголь, не употреблять ни легкие, ни тяжелые наркотики, ничем не травить себя, то есть. Даже курить пришлось бросить окончательно, хотя я на Шепеткова с радостью затягивалась, ресурс транс, чтоб его.

Есть очень прекрасное ощущение, когда идешь на подъем, но с ума не сходишь, пика не достигаешь, есть ужасное - когда проваливаешься в яму депрессии. Мне сейчас как никогда нужны силы, хочется войти в поток и чтобы у меня все получалось, минуя испуг близких и больничную кровать. Главный критерий здоровья - сон. С этим у меня нет проблем никаких, пока, надеюсь и не будет.

Collapse )

Скромность

Я люблю читать Эволюцию и мне очень многие вещи нравятся, нахожу в них отклик и не всегда согласна с ее резкой позицией, или не очень понимаю восхищение так называемыми хищниками, которые паразиты скорее, не нравится мне ее музыкальный вкус, но в большей степени я ей благодарна за многое, что она правильными словами объясняет.

Она иногда пишет про скромность, и я никак не могла понять, как это в ее понимании, что она хочет сказать этим словом. Я всегда раньше думала, что скромный человек это тот, который отказывается от предложенного куска торта, когда ему даже хочется. Или скромный человек, тот, который стесняется войти в квартиру. Или тот, кто не хвастается, а так потупляет глаза, говоря о своих заслугах. Не понимала я что это такое, пока не увидела это на встрече с Вячеславом Вячеславовичем.

Я сказала ему, что каждому человеку необходимо тренировать волю, чтобы хоть чего-то добиться в жизни. Необходимо преодолевать себя понемногу, по чуть-чуть, чтобы стать кем-то.

Collapse )




Как я сошла с ума. Ч.3

Я вернулась в Омск. Стала ходить на учебу. И, конечно, сразу написала Илье письмо, о  том, что ему надо меня подождать немного. Он ответил, завязалась переписка. Мне стало легче жить, я знала что впереди Москва, там интересное знакомство, просто надо закончить пятый курс.

Прошел месяц после моего возвращения, я, уже не помню как, отметила свой 21 день рожденья. Я по-прежнему читала книги под партой и все чаще меня посещала мысль о бессмысленности продолжения моей учебы. Я начала рассуждать, кому же нужен мой диплом инженера, если я совсем не собираюсь работать по специальности. А в своих письмах Илья все чаще стал звать меня в Москву. И от этих писем, от моих мыслей мое сердечко стало чаще биться.

Постепенно я начала отказываться от еды, даже не замечая этого. Во мне нарастало волнение, ощущение что вот-вот что-то произойдет, что-важное. Все чаще я проверяла почту, все чаще я рассказывала своим подругам, что такое Москва и как я туда хочу. В области горла и груди у меня как бы схватывало, становилось сложнее дышать и какая-то тревога не давала мне спать.

14 ноября 2002 года в четверг, утром, я не пошла в институт, понимая что мне там делать нечего, я совсем не спала и продумывала как бы улететь в Москву и где взять деньги. Я решила съездить позагорать в солярий. Сердце очень сильно билось, оно выскакивало из груди, горло сдавливало. Но я ощущала, что где-то рядом счастье. Вдруг я начала осознавать устройство жизни, вдруг, я поняла что я избранная. Конечно, я знаю то, чего не знают другие. Загорать я не смогла, выскочила из кабинки, заплатила и поехала домой.

Я села в автобус. Очень хорошо помню тот момент, было мало людей, люди мрачные и в черном. А мне стало смешно. Очень смешно. Я смотрела на людей как бы сквозь стекло. Я видела вокруг себя стеклянный шар, который меня защищал. И мне было дико смешно, я смеялась так, что болел живот. Люди оборачивались и осуждающе глядели на меня, но они не знали того, что знала я.

Домой мне позвонила подруга и сказала, что отменили занятия. Кто-то позвонил в милицию, сказал, что здание университета заминировано. Всей нашей группой решили, что позвонила я. Поскольку все знали о моем желании бросить учиться. Мне стало еще смешнее. Тянуть было нельзя, надо было брать где то деньги и лететь в Москву. Я все решила.

Мама пришла раньше с работы. Попросила меня сходить к врачу, в поликлинику. Я сказала что со мной все в норме и даже лучше, но мама настаивала. Мы пришли к невропатологу, та попросила меня показать руки. Мне было смешно. Какие наркотики? Нет, я не колюсь, не нюхаю и не курю. Следов на мне не было, но маме сказали, что похоже, что я наркоманка.

Я попросила, а затем потребовала, что бы мне дали деньги на билет. Сказала, потом отдам. Что все будет отлично. Я могу работать. Кем? Я буду писать сценарии, я знаю я могу. Мама схватилась за голову, какие сценарии. Из меня лилась злость. Я стала агрессивной, не понимая, почему я не могу сделать то, что я хочу.

Наступил вечер, я хохотала, кидалась на родителей с агрессией и плакала. И все с чередованием в секунду. А потом зашли мальчики в синем и одна женщина в белом. "Деточка, давай сделаем укольчик, и ты поспишь?" Я испугалась, немного, но никаких уколов не хотелось. Женщина в белом приблизилась. "Подойдете ближе - выпрыгну в окно!" На меня внимательно смотрели санитары. "Забираем,- услышала я. - Соберите тапочки, ночнушку, халат, увозим ее".

Меня посадили в скорую. Санитары держали меня за руки, на месте я не могла сидеть спокойно. "Ну что случилось то. Подумаешь, я влюбилась. Хочу в Москву. В чем проблема то, куда вы меня везете. Посмотрите, мои родители не хотят что бы я была счастлива..."- нескончаемый поток слов лился из меня. Все молчали, я говорила не переставая. На маме и папе не было лица.

Потом меня завели к доктору, которому я очень долго и подробно рассказывала что зря меня сюда привезли. На вопрос сколько я спала, я ответила что спала часа четыре, но это только потому, что я избранная, я такая же как Дженифер Лопес и Наполеон, точно знаю они мало спали, и вообще я из касты Мадонны, потому что я поняла то, чего вам, уважаемый доктор, и не снилось.

Доктор слушал и что то писал. Затем, в сопровождении санитаров и родителей, я пошла куда-то наверх. По обшарпанной лестнице долго-долго поднималась. Нас встретила медсестра. "Давайте вещи, я принимаю"- сказала она. Мама достала тапочки. "Почему рваные тапочки?" - возмутилась я. "Я не заметила", - прошептала мама. И только тут сжалось мое сердце, такими несчастными своих родителей я не видела никогда. "Ладно, рваные так рваные", - сказала я, взяла тапочки. Вошла в дверь.

Дверь захлопнулась. Я оказалась в мрачном, полутемном коридоре.

Виктория, тоже мне, подруга

Мы познакомились лет пять назад. Нас свели наши родственники. Она болела психическими заболеваниями и я болела. Есть общая тема, мы встретились и начали общаться. Я ее всегда считала сумасшедшей большей, чем я. И сейчас считаю. А иногда я считаю ее очень ленивой и наглой.

Виктории сейчас 30 лет, и она, конечно же, не выглядит на свой возраст. Намного моложе выглядит. Нет печати забот насущных на ее лице. Она коренная москвичка. У нее своя квартира в месте, круче не придумаешь. В соседнем доме Александр Цекало живет, например, хотя может это и сплетни, я сама не видела, рассказывали.

Родилась она в очень хорошей семье. С бабушкой и дедушкой в советское время жила несколько лет в Китае, где они работали, а она ходила в школу с детками послов. Еще в школе, ее мама отправляла учить английский в Лондон, а затем пристроила на журфак МГУ, эпопея с которым завершилась очередным провалом только в прошлом году. Виктория то восстанавливалась, то бросала. И так - много лет.

Однажды она пошла в какой то драматический кружок, и там влюбилась в преподавателя актерского мастерства, который был на много лет старше. Ее мама была далеко за границей, а Виктория была дома и начала слышать голоса. И она звонила маме из шкафа и говорила что ей страшно. Страшно стало ее маме, потому что она далеко, а с ребенком творится что то непонятное. И как то вот Виктория грешила на этого преподавателя. Вот если бы не он...

Викторию пришлось лечить в государственной больнице, в знаменитой Кащенко (которая уже давным давно и не Кащенко совсем). Лечить Викторию приходится уже 10 лет подряд, каждый год. Поскольку, работать, понятное дело, она не может, ей оформили инвалидность. И она получает пенсию, мама помогает и муж.

Совершенно не случайно в ее жизни появился муж. Он появился в качестве брата девушки, которая тоже лечилась в Кащенко. Лечилась, да не вылечилась: вышла из больницы и выбросилась из окна. Девушка погибла. А вот брат, Ашот, как то начал с Викторией дружить. Ашот приехал из Баку. У него хорошая работа: занимается ремонтом квартир. За Викторией он очень долго ухаживал, были трудные времена, скитался по квартирам и комнатам съемным, но вот сейчас живет в самом центре Москвы с молодой женой. И даже о ребенке мечтает.

Виктория очень любит мне звонить и приглашать в гости. Я приезжаю к ней иногда. Обычно я приезжаю, она наливает в очень грязную кружку чай, я делаю вид что пью. Через минут сорок Виктория говорит: "Слушай, что то я устала, неважно себя чувствую, может ты домой поедешь?". Я конечно встаю и еду домой, матерясь про себя и думая, что это мой последний приезд в гости. Но телефонная атака продолжается и меня снова каким то образом ждут в этой элитной квартире в самом центре Москвы.

Еще Виктория меня поражает тем, как она много курит. Ну это невозможно. У нее сигарета не вытаскивается изо рта. Постоянный, непрерывный процесс курения. Никак не могу понять как она в самолете к маме на Бали летает каждый год.  А однажды мы с ней пошли в кино на "Елену" Звягинцева. Мы сели в зал, приготовились к просмотру. Вика сказала что ей надо покурить, за 20 минут фильма она сходила покурить три раза. А потом заявила что ей не интересно и вообще ушла. Так случился мой первый раз, когда я была одна в кинотеатре.

Еще был случай, когда  она пригласила меня на мамину дачу, на три дня. И в первый же день она мне предложила уехать, сказав что ей нехорошо. Я уехала в первый день и разрыдалась в электричке. Я сначала подумала что это я такая подруга, которая не нужна. Потом я поняла что может ей и на самом деле не хорошо. В общем, сложная она девушка.

Но в сентябре у нее была свадьба. Меня она не пригласила, но очень извинялась потом. Показывала фотки и видео. Сказала, что любви к Ашоту нет, но он ей дорог, и что "замужество - тяжелый труд". На фотках она необыкновенно красивая в белом платье. Только когда не улыбается. Потому что несколько пачек в день очень негативно сказываются на зубах.

Не понимаю почему я с ней общаюсь. Мне совершенно не интересно. Но иногда мне становится ее жаль. Она звонит, очень просит меня приехать в гости. Хорошо, это не далеко от работы, я говорю что забегу ненадолго, позвоню в шесть. Звоню - никто трубку не берет. Ушла куда то. И когда на  моем телефоне определяется ее номер, я закатываю глаза и говорю: "Опять эта Виктория!".