Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Лекарства

Меня накрыла все-таки депрессия своим чёрным одеялом безысходности. И я побежала к врачу. Перед этим муж мне сказал, что если надо дорогущие капельницы, то пусть делает, что же теперь, так жить нельзя.

Я часто плакала, по утрам не могла встать, плакала по дороге в университет и обратно, но там держалась. Врач сказал, что это депрессивные эпизоды, да, неприятные, и это не самое ужасное, иначе я бы просто не заставила себя ехать учиться, а махнула бы рукой. Я просто не встала бы с кровати.

Я попросила антидепрессанты. Он сказал, что нельзя, потому что велика вероятность улететь с их помощью в психоз. Он меняет схему лечения, увеличивая нейролептик. И поставит мне единовременно капельницу, чтобы меня взбодрить.

Collapse )
promo zelni july 12, 2013 23:56 62
Buy for 350 tokens
Дверь захлопнулась. Я оказалась в мрачном, полутемном коридоре. Было тихо и пусто. Около одной из дверей сидела санитарка. Я подошла к ней. - Положили тебя? Что случилось?- спросила она меня. - Да, понимаете, я влюбилась, решила бросить институт, а родители меня вот, запихнули в психушку,- завела…

Относительно

У меня возникла большая проблема, которая именуется легкая эндогенная депрессия. К врачу я пришла со слезами: спасите, помогите, что угодно сделаю, пусть это пройдет. Он поставил диагноз и вроде бы слегка, а для меня существенно, изменил схему лечения.

Collapse )

Депрессия

Мои крутые врачи сказали, что не допустят депрессию, которая уже рядом, я прям чувствую, что выхожу из психоза и ко мне тянутся такие черные ручонки и приглашают окунуться в яму тоски, безнадежности, уныния, страха, отчаяния.

Я вспоминаю свой позор и у меня слезы выступают на глазах, сегодня врач сказал, что я же не чувствую стыда, когда у меня болит живот, почему тогда мне стыдно за то, что произошло в самолете и потом.

А мне ужасно стыдно, когда я думаю об этом еще у меня как будто сжимается горло и трудно дышать. Спасибо моему любимому мужу он мне очень помогает, поддерживает и платит за лечение уже те деньги, которые мы не должны тратить.

Я думаю, что когда я окончательно вылечусь, то стану опять серой никчемной мышью, которая ничего не добилась в жизни. Хотя сейчас я объективно понимаю, что психоз это не социальный лифт и путь в счастье, это просто какой-то неизвестный наркотик в моем мозгу.

Collapse )

Лекарство от депрессии

Несмотря на то, что я всё еще принимаю нейролептики, правда в очень маленькой дозировке, я считаю себя здоровым человеком и даже несмотря на супрессивную дозу тироксина, который чуть влияет на мою эмоциональность.

Collapse )

Депрессия

После пережитого острого психоза, депрессия накрывала плавно и постепенно. Просто с каждым днем становилось хуже настроение и сильнее желание полежать в кровати. Но я не понимала что со мной и не беспокоилась до одного момента.

Мила жила у меня уже почти месяц, мы ходили в театры и ездили в гости к ее друзьям, где я принимала позицию молчаливой тени. Я уставала, но не придавала этому значения. Однажды утром, Мила попросила меня сходить в магазин за двумя горькими шоколадками, для того, что бы испечь наш любимый торт Брауни. Я лежала в кровати. И вдруг, поняла, что не могу.
- Я не пойду в магазин,-сказала я, не поворачивая голову.
- Как это не пойдешь?- удивилась Мила.

Надо сказать, что я тоже сильно удивилась, потому что всю свою жизнь и до сих пор, я всегда делаю то, что скажет мне Мила. Всегда. Я поеду в любую погоду, что бы что-нибудь кому-нибудь передать, я приготовлю еду, я буду гулять с ее детьми, я буду помогать ее родителям, я буду сопровождать ее в делах, когда потребуется. Все что угодно и всегда.  У нас такие отношения. Мне намного легче жить на свете, потому что я знаю что у меня есть она. Я знаю, никогда ничего страшного не произойдет ни со мной, ни с моей семьей. Потому что есть Мила.

И вот этот мой отказ был воспринят неоднозначно. И я поняла, что со мной происходит что-то странное. Постепенно становилось все хуже и хуже. Я редко вставала с кровати, передвигалась только по квартире и ненавидела утро. Каждый следующий день, когда я просыпалась, в голове звучал только один вопрос: "Зачем?". Зачем ты наступило, это чертово утро, зачем начался новый день, зачем ты светишь, солнце.

В своем существовании я не видела никакого смысла. Вдруг, я поняла, что пару месяцев назад я ошиблась. Все, что мне казалось тогда, оказалось неправдой. И я лежала в дурдоме. Это же такое клеймо, этого не исправить, не принять. Я просыпалась и мне становилось страшно, я возвращалась в реальность, которая хуже самого страшного сна. Мне иногда хотелось кричать, плакать и бежать. Но от себя то некуда было совсем деваться.

Бедные мои родители, сестра, Мила. Все переживали очень сильно, я же в психозе кидалась на маму. Как бы ластиком стереть все это. Как смотрели на меня люди, когда я громко смеялась в автобусе. Как смотрели на меня больные когда я кричала, что их спасу. Как избавиться от этого всего. Какой ужас. И самое главное: как я могла так заблуждаться.

Мне прописали антидепрессанты. Какие то странные таблетки, от которых не холодно и не жарко. И не лучше. Моя депрессия прошла сама, уже после того, как я бросила их пить. Весной.